ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ЖИЛОЙ ПЛОЩАДИ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Проблемы. Мнения. Решения

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Харитонов Станислав Станиславович, кандидат юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права Военного университета Министерства обороны Российской Федерации

111033, г. Москва, ул. Волочаевская, д. 3/4

E-mail: vestnik-vp@mail.ru

Problems and Opinions

PROVISION OF ADDITIONAL LIVING SPACE FOR SERVICEMEN: PROBLEMS OF LAW ENFORCEMENT

S.S. KHARITONOV

Abstract. The article analyzes the legal norms and judicial practice in the exercise of the right of servicemen and citizens discharged from military service for additional living space.

Keywords: additional floor area; serviceman

 

INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Kharitonov Stanislav Stanislavovich, Cand. Sc. (Law), Professor, Professor of Department of Criminal Law of the Military University of the Defense Ministry of the Russian Federation

3/4 Volochaevskaya Str., Moscow, 111033, Russian Federation

E-mail: vestnik-vp@mail.ru

Аннотация. В статье анализируются правовые нормы и судебная практика при реализации права военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, на дополнительную жилую площадь.

Ключевые слова: дополнительная общая площадь жилого помещения; военнослужащий

 

Жилищное обеспечение в разумные сроки государством военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы (далее – военнослужащим), наряду с достойным денежным довольствием (пенсионным обеспечением), являлось (и является сегодня) одним из материальных факторов мотивации молодых людей при выборе профессии. Для тех военнослужащих, которые заняты в отдельных областях воинской службы или достигли высоких результатов, Федеральным законом от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Закон о статусе военнослужащих) предусмотрено право на получении дополнительной жилой площади.

     Так, согласно пункта 2 статьи 151 Закона о статусе военнослужащих военнослужащий, имеющий воинское звание полковник, ему равное и выше, проходящий военную службу либо уволенный с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, командир воинской части, военнослужащий, имеющий почетное звание Российской Федерации, военнослужащий — преподаватель военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования, военнослужащий — научный работник, имеющий ученую степень и (или) ученое звание, при предоставлении им жилого помещения, в том числе служебного жилого помещения, имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров.

Казалось бы, кажущаяся на первый взгляд четкость и однозначность формулировок не дают повода подумать, что при использовании изложенный выше правовой нормы у правоприменителей могут возникнуть затруднения. Тем не менее существующая судебная практика позволяет увидеть проблемы, разрешить которые возможно более тонкой настройкой правил и правовых предписаний, регулирующих вопросы дополнительной жилой площади для военнослужащих.

Касаясь научной проработки права военнослужащих на дополнительную жилую площадь, следует сказать, что эта тема лаконично освещалась в диссертационных исследованиях[1]. Среди научных публикаций нельзя не отметить цикл проблемных статей, подготовленных Глуховым Е.А. о праве преподавателей военно-учебных заведений на дополнительные метры[2], в которых отстаивается позиция о возможности получения находящимися в распоряжении  или уволенными с военной службы преподавателями дополнительной площади жилых помещений, поскольку они не получили эти дополнительные метры не по своей вине, поскольку в период военной службы государство не обеспечило их постоянным жильем с учетом дополнительной жилой площади.

Однако Верховный Суд Российской Федерации определил, что «во избежание нарушения прав военнослужащих на дополнительную общую площадь жилого помещения в соответствии с п. 2 ст. 151 Закона о статусе военнослужащих следует исходить из того, что такое право сохраняется за офицерами в воинском звании полковника, ему равном и выше, не только проходящими военную службу, но и уволенными с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или по ОШМ. Иные категории военнослужащих (например, командиры воинских частей в воинском звании до подполковника включительно) имеют право на дополнительную жилую площадь только в период прохождения военной службы»[3].

Данная правовая позиция подтверждена и Конституционным Судом Российской Федерации, который неоднократно указывал, — «право на получение дополнительной жилой площади по своему характеру является льготой, предоставляемой тем или иным категориям граждан с учетом их особого правового статуса; при этом прекращение необходимого правового статуса предполагает и утрату права на данную льготу. Право на дополнительную общую площадь жилого помещения подлежит реализации … согласно правовым основаниям, существующим на момент предоставления жилого помещения».[4]

Другими словами, преподаватель (если его воинское звание ниже полковника) военного вуза имеет право на дополнительную жилую площадь только в период военной службы и если он на момент предоставления жилья стоит на должности преподавателя вуза.

Теперь о других проблемах, возникающих в правоприменительной практике, которые зачастую в дальнейшем приводят к судебным спорам.

С учетом контроля со стороны соответствующих органов (прокуратуры, Счетной палаты Российской Федерации и т.д.) за законностью расходования средств, выделяемых  федеральным органам, важным является вопрос определения источников финансирования реализации права определенных категорий военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, на дополнительную жилую площадь.

Дело в том, что военнослужащие – не единственная категория граждан Российской Федерации, которые на законодательном уровне имеют право на дополнительные метры при улучшении жилищных условий.

При этом в ряде случаев с учетом того, что финансирование реализации того или иного законодательного права на дополнительную  жилую площадь осуществляется разными главными распорядителями средств федерального бюджета, требуется принятия решения о предоставлении дополнительной жилой площади по основаниям, указанным в разных законодательных актах.

Так, право на дополнительную жилую площадь, помимо военнослужащих, имеют:

1)  Судьи — в размере 20 кв. метров или в виде отдельной комнаты (п.3 ст. 19  Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»).

2) Прокуроры (п.4 ст. 44 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»).

3) Сотрудники Следственного комитета Российской Федерации — не менее 20 квадратных метров или в виде отдельной комнаты (п. 22 ст. 35  Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации»).

4) Герои Советского Союза, Герои Российской Федерации и полные кавалеры ордена Славы — дополнительная жилая площадь до 20 кв. м. (п.3 ст.5 Закона Российской Федерации от 15 января 1993 г. № 4301-1 «О статусе Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы»).

5) Герои Социалистического Труда, Герои Труда Российской Федерации и полные кавалеры ордена Трудовой Славы — дополнительная жилая площадь до 15 кв. м. (п.2 ст.3 Федерального закона от 09.01.1997 № 5-ФЗ «О предоставлении социальных гарантий Героям Социалистического Труда, Героям Труда Российской Федерации и полным кавалерам ордена Трудовой Славы»).

6) Инвалиды  — предоставляется жилое помещение по договору социального найма общей площадью, превышающей норму предоставления на одного человека (но не более чем в два раза) (ст. 17 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).

В упомянутых законах указаны и источники финансирования реализации права перечисленных выше категорий граждан.

Отдельно отметим, что размеры дополнительной жилой площади, как видно, определены перечисленными выше Законами, за исключением размера предоставляемого дополнительного жилья прокурорам, который назначен Временным положением, утвержденным приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 12 ноября 2014 г. № 616 и согласно которому прокуроры имеют право на дополнительную площадь жилого помещения в размере 20 квадратных метров общей площади жилого помещения или в виде отдельной комнаты. И в этой связи, как представляется, есть некоторые проблемы с реализации права военных прокуроров на дополнительную жилую площадь[5].

Итак, закономерен вопрос, — если отдельные категории граждан Российской Федерации имеют законодательно закрепленное право на дополнительную жилую площадь, то каков механизм его реализации как члена семьи военнослужащего с учетом того, что в соответствии с действующим жилищным законодательством право на дополнительную жилую площадь реализуется только при предоставлении гражданину жилого помещения? Данный факт обусловлен тем, что в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации такого самостоятельного основания, как право на дополнительную жилую площадь, для признания гражданина (военнослужащего) нуждающимся в жилых помещениях, не предусмотрено.

Иначе говоря, с одной стороны, нельзя ограничивать право инвалидов, следователей, прокуроров, судей, которые могут быть членами семьи военнослужащего (например, супруга), на дополнительную жилую площадь по законодательству Российской Федерации, а, с другой, —  федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, не могут предоставлять дополнительную жилую площадь гражданам, если они не определены Законом о статусе военнослужащих, — нет соответствующих статей финансирования. С учетом того, что право на дополнительную жилую  площадь указанными выше гражданами может быть реализовано только при предоставлении военнослужащему жилого помещения, то и возникает вопрос в создании действенного механизма финансирования реализации их права на дополнительную жилую площадь, поскольку, как было указано ранее, Жилищный кодекс Российской Федерации такого самостоятельного основания, как право на дополнительную жилую площадь, для признания гражданина нуждающимся в жилых помещениях, не предусматривает.

Логично предположить, что не должен один федеральный орган (например, Минобороны России) финансировать льготу, предусмотренную другим федеральным органом для своих сотрудников (например, Следственным Комитетом или Генеральной прокуратурой Российской Федерации). Подтверждением этого является Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 50-О, в котором констатируется, что права других членов семьи военнослужащего на дополнительную жилую площадь при расчете размера субсидии по ГЖС не учитываются. Это касается, например, инвалидов, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний. По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, невключение в расчет размера таких субсидий, предоставляемых военнослужащим, права на дополнительную жилую площадь членов их семей, являющихся инвалидами, не может рассматриваться как ограничение их прав и свобод, поскольку в соответствии со ст. 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» инвалиды, страдающие тяжелыми формами хронических заболеваний, вправе реализовать право на получение жилого помещения общей площадью, превышающей норму предоставления на одного человека (но не более чем в два раза), при обеспечении их государственной или муниципальной жилой площадью по договору социального найма.

Применительно к реализации права граждан, не указанных в пункте 2 статьи 151 Закона о статусе военнослужащих, но право которых определено перечисленными выше Законами, допускаем, что  Минобороны России, как представляется, может реализовать их право указанных на дополнительную жилую помощь при условии поступления соответствующих финансовых средств от главных распорядителей средств федерального бюджета тех федеральных органов, которые обеспечивают финансирование реализации права на дополнительную жилую площадь тех или иных категорий граждан, указанных в соответствующих Законах.

Следующим не менее дискуссионным является вопрос, решение по которым вынуждены принимать суды, о возможности суммирования оснований предоставления дополнительных жилых помещений для военнослужащих.

В абзаце втором пункта 2 статьи 151 Законе о статусе военнослужащих определено, что при наличии права на дополнительную общую площадь жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации по нескольким основаниям увеличение размера общей площади жилого помещения производится по одному из них. Иначе говоря, если военнослужащий имеет воинское звание полковник, почетное звание «Заслуженный военный специалист Российской Федерации» и проходит военную службу в военном вузе на должности профессора, то при предоставлении ему жилого помещения и сам военнослужащий, и соответствующие органы жилищного обеспечения «силовых» структур понимают, что должно учитываться  одно основание на дополнительную жилую площадь, предусмотренное Законом о статусе военнослужащих.

А если основания указаны в разных законах? Некоторые военнослужащие полагают, что если разные Законы, то возможно суммирование оснований  увеличение размера предоставляемого жилого помещения, забывая обратиться к пункту 9 статьи 2 Закона о статусе военнослужащих. В нем фактически сформулирован, возможно и не так четко, но в целом однозначный ответ на возможность сложения оснований на дополнительную жилую площадь. Так, военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей, имеющие право на социальные гарантии и компенсации в соответствии с Законом о статусе военнослужащих, пользуются социальными гарантиями и компенсациями, установленными для граждан федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Если указанные лица одновременно имеют право на получение одной и той же социальной гарантии и компенсации по нескольким основаниям, то им предоставляются по их выбору социальная гарантия и компенсация по одному основанию, за исключением случаев, особо предусмотренных федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Исходя из буквального толкования указанной нормы следует, что, например, если военнослужащий в воинском звании полковника получил военную травму, последствием которой стало одно из заболеваний, перечисленных в  Перечне заболеваний, дающих инвалидам, страдающим ими, право на дополнительную жилую площадь, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 21.12.2004 № 817 (далее – Перечень заболеваний), то ему надо выбрать одно из оснований, по которому ему будут предоставляться дополнительные метры.

Данное утверждение подтверждается позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированном в Определении от 25.10.2016 № 2272-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сапегина Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав абзацем вторым пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

В своей жалобе Сапегин С.П. оспорил конституционность примененного судами в деле с его участием указанной нормы, поскольку лишает гражданина, имеющего право на дополнительную общую площадь жилого помещения согласно двум различным по своему назначению правовым основаниям (увольнение с военной службы в звании капитана первого ранга и наличие тяжелой формы хронического заболевания), возможности получить жилое помещение, общая площадь которого увеличена с учетом каждого из этих оснований.

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Мотивируя свое решение, Суд отметил, что ст.151 Закона о статусе военнослужащих, предусматривая, что норма предоставления площади жилого помещения, предоставляемого в соответствии с этим Федеральным законом, составляет 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека (пункт 1), одновременно устанавливает право определенной категории военнослужащих на дополнительную общую площадь жилого помещения и условия применения данного права, оспариваемые заявителем (пункт 2).

Такое правовое регулирование, при котором военнослужащим, имеющим одновременно право на социальную защиту в жилищной сфере по нескольким предусмотренным законодательством основаниям, социальная защита предоставляется по одному из оснований (за исключением случаев, предусмотренных законодательством), обеспечивает для них возможность выбора наиболее выгодного основания для реализации жилищных гарантий и, соответственно, не может расцениваться как ущемляющее права граждан.

Соответственно, оспариваемая норма не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя.

И в заключение кратко о понятии «воинская часть» применительно к жилищным правоотношениям в контексте реализации права командиров воинских частей на дополнительную жилую площадь. В этой связи целесообразно обратиться к решению Восточно-Сибирского окружного военного суда[6], который при разрешении вопроса об определении права военнослужащего на дополнительную жилую площадь указал на необходимость различать понятия воинской части и организации Вооруженных Сил Российской Федерации (которые тождественными не являются), руководствуясь ст. 11 Федерального закона от 31.05.1996 № 61-ФЗ «Об обороне» и п. 1 Инструкции о порядке определения, организации и ведения учета действительных и условных наименований органов военного управления, объединений, соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации с грифом «секретно» в 2001 г.
При этом в примечании  к п.1 Инструкции указано, что к воинским частям относятся: все полки, независимо от их подчиненности; корабли 1, 2 и 3 ранга; отдельные батальоны, не входящие в состав полков; отдельные роты, не входящие в состав батальонов и полков.

Аналогичная правовая позиция высказывалась и в последующих решения военных судов о праве командиров воинских частей на дополнительную жилую площадь[7]. С учетом значительного числа обращений в военные суды командиров и начальников, которые полагают, что они  относятся к категории лиц, указанных в Законе о статусе военнослужащих, имеющих право на получение жилого помещения с учетом дополнительной площади, представляется необходимым внести соответствующие уточнения в нормативные акты, регулирующие жилищные отношения с участием военнослужащих.

Подытоживая наши рассуждения, отметим, что ясность, недвусмысленность и прозрачность правовых норм о праве лиц, указанных в ст. 151 Закона о статусе военнослужащих, на дополнительную жилую площадь, позволяет минимизировать споры между сторонами в сфере жилищных отношений.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Корякин В.М. Правовое обеспечение военно-социальной политики Российской Федерации: дис. … д-ра юрид. наук. 20.02.03. М.: РАГС, 2005. 412 с.
  2. Пчелинцева Л.М. Право на жилище военнослужащих: теоретические аспекты и проблемы реализации: дис. … д-ра юрид. наук. 12.00.03. М.: РАГС, 2004. 520 с.
  3. Старцун В.Н. Социальная защита лиц, проходивших военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации (теоретико-правовое исследование): дис. … д-ра юрид. наук. 20.02.03. М.: ВУ, 2009. 396 с.
  4. Корякин В.М. Жилищное обеспечение военнослужащих. М. За права военнослужащих. 2014. 256 с.
  5. Кудашкин А.В., Фатеев К.В. Комментарий к Федеральному закону «О статусе военнослужащих» (постатейный). 4-е изд., перераб. и доп. М.: За права военнослужащих, 2005. 752 с. Режим доступа: Система КонсультантПлюс.

 

[1] См., например, Корякин В.М. Правовое обеспечение военно-социальной политики Российской Федерации : дис. … д-ра юрид. наук. 20.02.03. М.: РАГС, 2005. 412 с.; Пчелинцева Л.М. Право на жилище военнослужащих: теоретические аспекты и проблемы реализации : дис. … д-ра юрид. наук. 12.00.03. М.: РАГС, 2004. 520 с.; Старцун В.Н. Социальная защита лиц, проходивших военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации (теоретико-правовое исследование) : дис. … д-ра юрид. наук. 20.02.03. М.: ВУ, 2009. 396 с.; Акчурин З.Х. Правовое регулирование обеспечения жилыми помещениями военнослужащих, проходящих военную службу по контракту : дис. … канд. юрид. наук. 20.02.03. М.: ВУ, 2004.

[2] Глухов Е.А. Реализация права на дополнительную общую площадь жилого помещения некоторых категорий военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2013. № 10. С. 37 – 43; Изменение судебной практики при неизменности законодательства (на примере права на дополнительную жилую площадь некоторых категорий граждан) // Жилищное право. 2016. № 5. С. 55 – 73; Отмена (умаление) права на дополнительную жилую площадь у некоторых категорий военнослужащих (бывших военнослужащих) // Право в Вооруженных Силах. 2016. № 3. С. 52 — 62.

[3] См.: п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих».

[4] См., например, Определение Конституционного Суда РФ от 26.10.2017
№ 2409-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корнилова Алексея Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих»».

[5] Подробно анализ правовых норм, регулирующих тему дополнительной жилой площади для прокуроров (военных прокуроров) см.: Харитонов С.С.  О некоторых вопросах реализации права военных прокуроров на дополнительную жилую площадь до 2017 года // Военное право. 2017. № 5. С.168-173.

[6] Обзорная справка о рассмотрении военными судами гражданских дел, связанных с жилищным обеспечением военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, http://sgvs.sml.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=172,  дата доступа 15.11.2017

[7] См., например, Апелляционное определение Ленинградского окружного военного суда  от 01.12.2016 №а –700/2016 (https://rospravosudie.com/court-leningradskij-okruzhnoj-voennyj-sud-gorod-sankt-peterburg-s/act-554139652/, дата доступа 16.11.2017), Определение Ленинградского окружного военного суда от 11.03.2014 по делу Никитина Ю.Г. (http://docs.pravo.ru/document/view/68742549/80105725/, дата доступа 16.11.2017) и т.п.