ПРАВО НАРОДОВ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Оборона и безопасность

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Дамаскин Олег Валерьевич, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, действительный член Академии военных наук

111033, Москва, ул. Волочаевская, д. 3/4

Email: dov39@mail.ru

Аннотация. В статье рассматриваются потребности и возможности права народов на самоопределение и современные проблемы их военной безопасности в условиях глобализации и экспансии США.

Ключевые слова: самоопределение народов; государство; автономия; сепаратизм; военная безопасность

Defense and Security

 

LEGAL ASPECTS OF DEVELOPMENT OF MILITARY SCIENCE AND PROFESSIONAL EDUCATION IN THE AREA OF NATIONAL DEFENSE AND SECURITY

 

INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Damaskin Oleg Valer’evich, Dr. Sc. (Law), Professor, Honored Lawyer of the Russian Federation, Member of the Academy of Military Sciences

3/4 Volochaevskaya Str., Moscow, 111033, Russian Federation

E-mail: dow39@mail.ru 

Abstract. The article reviews legal aspects of military science and professional education development in the area of providing national defense and security of the Russian Federation, it proves the necessity of including of legal education and training in the mandatory captainship course of military educational institutions for cadets and attendees.

Keywords: national security; military science; professional education; military law 

В настоящее время, в условиях глобализации и экспансии США, формируется мнение, согласно которому государство, с одной стороны, слишком мало для того, чтобы решать проблемы мирового масштаба, а с другой, слишком велико для того, чтобы заниматься ежедневно возникающими бытовыми проблемами. Исходя из такого подхода традиционная модель унитарного государства претерпевает существенную трансформацию, актуализируя проблему права народов на самоопределение, сопряженную с современными проблемами национальной и международной военной безопасности [1].

Государства в условиях глобализации теряют свободу принятия решений, интегрируясь в различные объединения. Вместе с тем, они передают свои функции, касающиеся внутренних дел, органам власти, находящимся между государственным центром и местным самоуправлением.

При этом территориальные образования, особенно области, обладающие высокой культурной, экономической и политической идентичностью, получают новые сферы компетенции, большие ресурсы, создают собственный профессиональный управленческий аппарат, получают возможность разрабатывать собственную стратегию в том, что касается политики, экономики, зарубежных связей, то есть того, что ранее осуществлялось исключительно центральной государственной властью.

 В связи с изложенным такие области начинают осознавать масштабы собственной власти и потенциальной возможности влияния на граждан и на вышестоящие органы управления. Одновременно наблюдается процесс возрождения и осознания значения местных языков и культур, а также различных видов национального самосознания, являющегося следствием как возросшей роли регионов, так и реакции на интеграцию в условиях глобализации. В ряде случаев государству бросают вызов территориальные образования и регионы, добиваясь самостоятельности, автономии, федерализма. Во многих государствах это явление стало заметно в политической жизни: появились местные партии (Испания, Великобритания, Франция, Италия, Бельгия и Словения). Они борются за сохранение собственной исторической, культурной и лингвистической самобытности.

Возникают партии, объединяющие как националистов и ксенофобов, так и обычных граждан (Нидерланды, Австрия, Франция, Польша, Германия и Италия), которые чувствуют необходимость самоутверждения своей общности, ощущающей угрозу со стороны возрастающей миграции из различных стран мира. Регионалисты мало заметны на общенациональном уровне, поэтому они редко входят в правительственные коалиции. Однако с 1981 года они представлены в Европейском парламенте, входят в Европейскую федерацию региональных партий. Хотя речь идет об относительно небольшом политическом объединении, имеющем низкий уровень внутренней идеологической сплоченности, оно представляет собой полезный форум для дискуссий и создания альянсов на европейском уровне.

Рост таких партий и движений способствует возможному изменению административно-территориального деления. На этот процесс влияет также объективная необходимость: повышения эффективности государственного управления; стимулирования более активного участия граждан в политической жизни, которое в европейских государствах неуклонно снижается; адаптации территориального деления к процессу интеграции Европы, устранения современного дисбаланса между различными территориальными единицами.

Политические дискуссии в ряде стран привели к внесению поправок в конституции. В Испании, Португалии, Италии, Финляндии, Дании, Великобритании они касаются только некоторых автономных территорий, наделенных законодательной властью. Бельгия превратилась в федеральное государство, а Германия после объединения ГДР и ФРГ реформировала свою федеральную конституцию. В восточноевропейских государствах после 1989 года были проведены преобразования на конституционном уровне, которые привели к административной децентрализации. Лишь в некоторых странах территориальные единицы получили активную роль в планировании региональной политики и в управлении общественными фондами (Польша, Венгрия, Латвия и Словакия).

В настоящее время Европейский союз (ЕС) состоит из стран, имеющих разные возможности, различное государственное устройство, различия на уровне конституций, разные модели организации политической жизни и территориальные деления, которые со временем эволюционируют в зависимости от интересов каждого отдельно взятого государства или его областей, а также от политики, проводимой правительством.

 В ряде стран существуют области, народы с ярко выраженной политической и экономической идентичностью. Это территории с собственным языком и культурой (Шотландия, Уэльс, Северная Ирландия, Аландские острова, Корсика, Фландрия, Валлония, Сардиния, Каталония, Страна Басков, Галисия). Некоторые из таких территорий получили широкое самоуправление и законодательную власть (Испания, Италия, Великобритания, Франция, Финляндия и Бельгия).

Однако в большинстве стран ЕС регионализация и децентрализация связаны, прежде всего, с желанием приблизить управление государством к рядовым гражданам, со стремлением создать более гибкую систему в области повседневного управления, использования местных органов власти и местных экономических структур, но при этом не отдавать им существенных государственных полномочий. При этом наиболее распространенной моделью является использование регионов в качестве органов власти второго уровня. Такой подход отражает единство Европы, которое основывается на уважении традиционного разнообразия и значимых различий.

Политика, направленная на достижение экономического и социального единства в целях создания единого рынка, стала предполагать участие в сотрудничестве всех заинтересованных сторон и уделять особое внимание социально-экономическому развитию территорий, тем самым способствуя усилению идентичности регионов. При этом регионы все чаще становятся инстанциями, которые должны проводить в жизнь решения, принятые в ЕС, так как именно они в основном ответственны за развитие и применение европейского права в рамках тех компетенций, которые им переданы центральной властью государства.

В тех странах, где регионы имеют широкие полномочия в политической и законодательной сферах, они должны систематически осуществлять принятые ЕС политические решения, минуя государственный уровень. Германия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Португалия, Испания, Италия уже приняли меры на национальном уровне, чтобы позволить представителям местных административных единиц стать членами национальных делегаций в рамках Совета министров ЕС, когда это касается вопросов, связанных с их законодательными компетенциями.

Одновременно регионы строят отношения друг с другом, чтобы иметь возможность лучше отстаивать общие интересы. Разрабатываются программы и соглашения о трансграничном сотрудничестве, формируются региональные союзы, создающие группы влияния на национальном и европейском уровне, открываются специальные представительства в Брюсселе и Страсбурге. Таким образом, регионализм становится важным фактором дальнейшего развития ЕС.

Вместе с тем, прошедшее голосование во Франции и Нидерландах, где большинство избирателей высказались против принятия Европейской Конституции, показывает, что социальные проблемы коренного населения, порождаемые миграцией и другими аспектами процесса глобализации, усиливают социальную напряженность в ряде государств и обусловливают потребность конструктивного государственного влияния на социальную ориентированность рыночной экономики в процессе европейской интеграции.

В настоящее время в Испании, где в Каталонии накаляются страсти относительно референдума о праве на самоопределение и независимость, испанское правительство пытается запретить волеизъявление народа Каталонии и занимается репрессиями [3]. Арестован ряд руководителей региона, ведутся аресты других граждан, полиция и прокуратура переподчинены столичным властям, вводятся дополнительные силы полиции и войска. Просматривается схожесть процессов в Каталонии и Донбассе, где высокая плотность населения, сырьевая промышленность, подавление центром страны и тенденцией насилия. И снова возникает проблема исполнения Устава ООН, права на самоопределение и двойных стандартов подхода, то, что было разрешено Косову при военном расчленении Югославии, запрещено Крыму, Донбассу и Каталонии.

В связи с изложенным заслуживает внимания федеративный характер государственного устройства ФРГ, шестнадцать земель которой представляют собой государства, имеющие свои конституции, основным требованием к которым является соответствие принципам республиканского, демократического и социального государства.

Содержание конституций земель позволяет им самостоятельно совершенствовать законодательную, административную и социальную практику. Такой подход дает возможность землям осуществлять значимые эксперименты по апробации новаций, которые, в случае положительного результата, могут быть восприняты федеральной властью для распространения положительного опыта на федеральном уровне.

Компетенция федерации разделена на исключительное, конкурирующее и рамочное законодательство. К исключительному ведению центральных властей принадлежат отношения с иностранными государствами, вопросы обороны, валютная, денежная и монетарная системы, воздушное сообщение и часть налогового законодательства.

В области конкурирующего законодательства вопросы, не урегулированные федеральными законами, регулируются законами земель. Принятие общенационального закона обосновывается реальной необходимостью унификации позитивной практики в масштабе всей страны. Однако за последние годы возможности земель в области конкурирующего законодательства существенно сократились применительно к уголовному, гражданскому, трудовому, земельному, жилищному, экологическому праву ввиду их очевидной унификации.

Земельное законодательство может развиваться преимущественно по вопросам образования, культуры, коммунального права, территориального планирования, улучшения региональной структуры экономики, регулирования водного режима, охраны побережья и экологии. Вместе с тем, все внутреннее административное управление находится в ведении земель, а их аппараты отвечают за исполнение федеральных законов. Таким образом, современная ФРГ представляет собой страну с централизованным законодательством и федеративным управлением.

Конституция ФРГ гарантирует коммунальное самоуправление в городах и общинах, в сферу которого входят: общественный транспорт, местное дорожное строительство, электро-, газо- и водоснабжение, канализация, градостроительное планирование, строительство, содержание школ, больниц, музеев, театров и спортивных сооружений. Общины отвечают за обучение взрослых и опеку над несовершеннолетними, они имеют право взимать собственные налоги и распоряжаться поступлениями от них.

Государственная модель ФРГ проявила устойчивую эффективность на протяжении нескольких десятилетий, однако к работе приступила совместная комиссия бундестага и бундесрата, в задачу которой входит обновление федерального устройства в целях повышения эффективности федерализма. При этом предстояло конкретизировать разграничение полномочий, задач и финансовой ответственности федерального центра и земель, усилить солидарную составляющую федерализма, дополнив ее элементами соревновательности, что особенно соответствует интересам пяти восточных земель ФРГ, а также модифицировать федерализм адекватно потребностям европейской интеграции.

Действие Основного закона (Конституции) Федеративной Республики Германии, обнародованного 23 мая 1949 года, распространено с 3 октября 1990 года на всю Германию в связи с присоединением ГДР к ФРГ на основе Договора об объединении. На протяжении нескольких десятилетий ФРГ являлась своеобразной витриной западного мира, демонстрировавшей реальные и мнимые преимущества западного образа жизни. При этом экономические возможности по развитию системы социального страхования и рынка труда традиционно обеспечивались федеральным и земельным законодательством.

Однако современное состояние экономики Германии, обусловленное влиянием неблагоприятной конъюнктуры рынка, нашествием эмигрантов, привело руководство страны к решению модернизировать систему социального страхования и рынка труда. Разумеется, решение о реформировании связано не только с объективными показателями ежегодного снижения роста валового внутреннего продукта, но и с субъективной возможностью ограничения жизненно важных потребностей большинства трудящегося населения в условиях процесса глобализации мирового рынка, использующего в своих интересах ресурсные потоки и миграционные процессы.

Разговоры о крупнейшем кризисе, в котором находится страна, о застое в деле реформ, о парализующей саму себя политической системе служат лишь прикрытием для обеспечения экономических интересов крупных финансово-промышленных групп. Главная проблема состоит в том, чтобы аннулировать общественный договор в рамках социального государства на основе признания тезиса о том, что общепринятый характер работы на благо общества устарел. Основанием для такого утверждения является то обстоятельство, что проблему стабилизации экономики предполагается решить преимущественно за счет нижних слоев общества. При этом на первое место в качестве формального аргумента выдвигается проблема старения населения.

Перспективы российско-германских отношений в значительной мере характеризуются переговорами федерального канцлера ФРГ Ангелы Меркель с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным, позволяющими прогнозировать сохранение преемственности основных предыдущих наработок в двусторонних российско-германских отношениях. В настоящее время Германия является важным торговым партнером России.

Однако в связи с инициированными США санкциями, поддержанными Ангелой Меркель, в отношении России товарооборот заметно сократился. Вместе с тем, присутствие на экономических форумах в Санкт-Петербурге представителей Германии свидетельствует о сохраняющейся заинтересованности сотрудничества деловых кругов, добивающихся от своего правительства отмены санкций. Планируется планируют строительство нового газопровода из Санкт-Петербурга в Германию через Балтийское море. Реализация проектов потребует около 3 млрд евро. Германский концерн Siemens и «Российские железные дороги» заключили перспективный договор, предусматривающий поставку 60 высокоскоростных поездов на сумму 1,5 млрд евро. Таким образом, Россия становится поставщиком не только сырья, но и технологий будущего. «Российские железные дороги» и Deutsche Bank основывают акционерное общество, которое будет развивать железнодорожную сеть до Китая. Германская фирма Fendt-Argo GmbH и холдинг «Агромаш» из Москвы будут вместе производить сельскохозяйственные машины.

Поскольку западные средства массовой информации, часть российских правозащитных организаций усиленно нагнетали страсти вокруг принятия в России нового федерального закона о неправительственных организациях, то уместно напомнить, что данный законопроект прошел предварительную экспертизу в Совете Европы, все экспертные замечания которого были учтены при принятии данного закона.

Политика правительства ФРГ испытывает влияние разных групп германского общества. Часть немецких СМИ и интеллектуальных кругов Германии настаивают на необходимости давления на Россию по проблеме нарушения прав человека и демократии вследствие принятия закона о неправительственных организациях, санкций в связи с присоединением Крыма к России. Однако значительная часть германских бизнесменов настаивают на расширении деловых связей на российском рынке на основе стратегического партнерства, энергетического проекта и др. Западные политики ориентируются также на дальнейшее вовлечение России в антитеррористический альянс.

Следует ожидать также дальнейшего сохранения отношений Германии и США на основе признания немецкой элитой роли США в защите от внешних угроз, позволяющей экономить средства на оборону и безопасность. Однако новый подход Президента США Дональда Трампа, ориентирующий на повышение военных расходов стран – членов НАТО, вносит коррективы в эти отношения. Платой со стороны элиты ФРГ останется признание США лидером западного мира и следование в фарватере их гегемонистской политики в мире в условиях глобализации.

Таким образом, правительство ФРГ обречено на некритическое восприятие международного курса США в интересах сохранения стабильности немецкой политической и социально-экономической системы. В России должно быть четкое понимание того, что Ангела Меркель намерена закрепить активную роль ФРГ в трансатлантических организациях и ЕС. Проблема состоит в том, что в Евросоюзе существуют антироссийские настроения, в особенности в Польше и прибалтийских государствах. Однако, это вероятнее всего, компромисс прагматичного делового партнерства ФРГ с Россией, нежели партнерства идеологических ценностей, навязываемых Западом России. Представляется, что опыт европейской интеграции и развития федерализма, особенно в Германии, целесообразно учитывать при осмыслении возможностей решения аналогичных проблем в специфических условиях современной России.

 Актуализируется потребность учета результатов парламентских выборов в ФРГ, прошедших 24 сентября 2017 года, где, по предварительным сведениям, блок Ангелы Меркель (ХДС/ХСС) получил первое место, набрав 33 % голосов, второе место заняла Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) – 20,5 % голосов, третье место – крайне правая партия «Альтернатива для Германии» – 12, 6 % голосов [2]. Итоги выборов комментируются в Германии как беспрецедентные, ведущие к изменению политической системы ФРГ. Впервые две главные политические силы – ХДС/ХСС и СДПГ – показали такие слабые результаты, впервые в парламент прошла партия более правых взглядов, чем ХДС. Однако Ангела Меркель, очевидно, останется на посту канцлера, хотя и с ограничениями, определяемыми результатами выборов.

В настоящее время мировое сообщество преобразовывается, формируя новую геополитическую структуру мира. Доминировать продолжают США. Вместе с тем, согласно прогнозам американских военных экспертов, в ближайшее время военный потенциал Китая может стать сравнимым с военным потенциалом США, а в дальнейшем КНР начнет опережать Америку в экономическом и военном развитии.

Политическая структура мира находится в неравновесном, переходном состоянии. США не в состоянии контролировать стремительный рост новых региональных лидеров и сложные геополитические процессы на мировой периферии. Размах конфессиональных и этнонациональных конфликтов растет год от года, отсутствие международных гарантий безопасности неизбежно толкает мир к новой гонке вооружений, в том числе и в малых странах, которые стремятся получить ракетно-ядерные вооружения в интересах национальной безопасности.

Конфликт между США и КНДР в связи с продолжающимися испытаниями Кореей ракетного оружия высветил для всего мира проблему реального суверенитета государства при опоре на адекватное вооружение [4]. Основной гордостью КНДР являются ракеты и ядерная программа. В КНДР объявлено о наличии не только ядерной, но и термоядерной бомбы. В 2012 году в КНДР были созданы «Стратегические ракетные силы». В настоящее время проходят испытания ракеты «Пукгуксон», которая может стартовать с подводной лодки. Это твердотопливная ракета с дальностью от 2,5 до 4 тыс. км. На верфях КНДР строится 6 крупных субмарин, способных нести по 4 такие ракеты. Все основные объекты ракетно-ядерной программы в КНДР подземные, что обеспечивает их безопасность. КНДР, в случае нападения на нее, способна не только ударить по Южной Корее, но и по американским базам в регионе, достигнув Гавайских островов. Это может привести к большой региональной войне с применением ядерного оружия, в которую могут быть втянуты КНР и Россия.

В данных сложных условиях американские геополитики продолжают применять геополитическую парадигму, характеризуемую как модель «управляемого хаоса», пропагандистской акции США, прикрывающей установление их глобальной гегемонии, как «борьба с международным терроризмом». Американское военное присутствие во всех стратегически важных регионах постсоветского пространства усилилось в несколько раз.

Необходимо подчеркнуть, что военная доктрина США принципиально, по своему усмотрению, определяет противника в условиях актуализации «нетрадиционных» угроз, что позволяет бороться как с известными, так и с неизвестными источниками угрозы, которые могут находиться в разных районах мира. Причем военная доктрина США оставляет за Пентагоном право определять эти районы. Под предлогом борьбы с терроризмом традиционные ядерные вооружения не планируется усиливать: только сохранять в существующем объеме (межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, стратегические бомбардировщики, баллистические ракеты на подводных лодках). Главное значение придается «малой стратегической триаде», которая состоит из наступательной, оборонительной частей и инфраструктуры. Вашингтон предполагает, что в инфраструктуре главную роль будут играть «информационные операции» [5]. В информационном обществе борьба за пространство будет разворачиваться в информационном поле: именно здесь передовой край геополитики. Но если в традиционных пространствах: наземном, водном, воздушном – границы и правила цивилизованного поведения формально определены и контролируются Советом Безопасности ООН, международными документами и соглашениями, то в информационном пространстве идет борьба без правил.

Выступая на конференции по вопросам политики безопасности еще 10 февраля 2007 года в Мюнхене, Президент Российской Федерации В.В. Путин сказал: «Мы видим все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Больше того, отдельные нормы, да, по сути, чуть не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере – и навязывается другим государствам». Эта проблема вновь актуализируется в связи с событиями в Ливии, Египте, Сирии и других странах. США способствовали захвату власти на Украине наследниками профашистского УНА-УНСО, последователями Бандеры, выступавшего прислужником фашистской Германии в Великой Отечественной войне.

 Сохраняется угроза возвращения к состоянию холодной войны. При этом недостаточно искать корни наших проблем в политике, экономике или социальных отношениях. Это лишь следствия, поверхностные проявления, но не причины, настоящим источником которых являются духовный надлом и нравственное оскудение народной жизни. Поэтому все политические, экономические и социальные реформы будут бесперспективными, если они не будут поддержаны глубоким и всеобщим духовным переосмыслением действительности, изменением народного отношения к общественному долгу, к труду, к жизни, к себе и обществу.

Однако вера в духовные, нравственные ценности на протяжении двух десятилетий «либеральными» правительствами России подменялась культом богатства, представлением его смыслом жизни. Кризис веры в России имеет два опасных радикальных проявления: воинствующее безбожие и религиозное мракобесие. Вера, утверждаемая насильно, не может быть искренней. В ней не может быть главного, что нужно для спасения нашей страны, – осмысленной надежды и искренней любви. Нам нужна развивающая, творческая вера в нравственные человеческие ценности, способная овладеть умами людей и стать материальной силой, без которой преодоление Россией глубокого кризиса будет невозможно.

Ключом решения основополагающих экономических, политических, социальных и иных проблем становится преодоление дефицита нравственной порядочности элиты нашего общества. Конфликт интересов в сфере общественных отношений выражается в направленности принимаемых решений и совершаемых действий и влияет на их качество и социальную, общественную значимость. Формирование адекватной, социально ориентированной на приоритет жизненно важных общественных интересов, типологии личности в современном обществе представляется актуальной практической задачей позитивного развития нашего общества, сил обороны и безопасности и противостояния угрозам национальной безопасности.

Для национальной политики, ориентированной на внутренние проблемы, характерны иные приоритеты, чем для либеральной политики, ориентированной на внешний рынок. Это, прежде всего, модернизация экономики и укрепление правопорядка. Однако в настоящее время наша национальная элита находится в таком состоянии, когда особенно остро ощущается разрыв между стремлением к самостоятельности и готовностью к ней, между желаниями и возможностями, между апломбом и ответственностью. Поэтому возникло противоречие между постановкой цели и способом ее достижения, между стратегией и тактикой. Очевидно, это является основным противоречием современного этапа развития нашей страны, нуждающимся в неотложном решении.

Ярким примером нарушения Западом ранее достигнутых договоренностей стало неисполнение Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Этот Договор готовили еще во времена «холодной войны». Тогда мировую политику во многом определяло противостояние Организации Варшавского Договора во главе с СССР и Североатлантического союза во главе с США. В ноябре 1990 года в Париже появился межблоковый документ, помогающий избежать войны двух военных супергигантов. В 1999 году наша страна подписала адаптированный вариант ДОВСЕ, учитывающий новые мировые реалии. В нем перечислялись так называемые фланговые ограничения, то есть обязательства России иметь на южных и западных границах строго определенное количество войск, боевой техники и вооружений. Российские законодатели ратифицировали ДОВСЕ и на протяжении последующих лет мы строго придерживались этих договоренностей. Однако для стран НАТО указанный Договор с юридической точки зрения так и не стал обязательным. Более того, когда в НАТО вступили бывшие прибалтийские республики, на их территории и оказались размещенными объекты военной инфраструктуры НАТО. Для нашей национальной безопасности это несло реальную угрозу.

Во-первых, натовские перехватчики приступили к боевому дежурству на аэродромах в непосредственной близости от российских границ. Во-вторых, НАТО получило возможность размещать на свободных от ограничительных договоров территориях практически любое вооружение вплоть до ракет с ядерными боеголовками и стратегической авиации.

Запад в очередной раз демонстрирует саботаж договоренностей, что вызывает кризис доверия и вынуждает Россию в настоящее время прибегнуть к принятию адекватных защитных мер. Неопределенность реальной позиции, намерений и возможностей их осуществления Президентом США Дональдом Трампом, деятельность которого в значительной мере ограничивается конгрессом США и оппозицией, становится существенным фактором нестабильности военной безопасности в современном мире.

 Рассмотренные обстоятельства, несомненно, влияют на мировоззренческие аспекты сосуществования России и Запада и подлежат учету в заинтересованном диалоге в интересах формирования взаимного доверия. Это обусловливает также необходимость адекватного формирования сил и средств обороны и безопасности России.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Дамаскин О.В. Россия в современном мире: проблемы международной и национальной безопасности. – М.: Погранич. акад. ФСБ России, 2016. – 432 с.
  2. Над всей Испанией безоблачное небо – 2 // Аргументы недели. – 2007. – 28 сент. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://argumenti.ru/army/2017/09/550593?typelink=openlink
  3. «Новая Сирия» на Дальнем Востоке не нужна ни Пекину, ни Москве // Аргументы недели. – 2017. – 6 апр. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://argumenti.ru/army/n584/528685
  4. Комсомольская правда. – – 29 сент.
  5. Joint Vision 2010 Office of Primary Responsibility Chairman of the Joint Chiefs of Staff. Washington. 2000 [Electronic resource]. – Mode of access: http://www.iwar.org.uk/rma/resources/jv2020/jv2010.pdf