Поставляет ли США оружие государствам, признающим Устав МУС?

И.Ю. БЕЛЫЙ, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Военного университета

США продолжают совершенствовать стратегию, не допускающую возможность уголовного преследования их военнослужащих и должностных лиц со стороны органов международного уголовного правосудия. Речь идет, прежде всего, о применении Закона США о защите военнослужащих и американских должностных лиц за рубежом, запрещающего органам государственной власти любое сотрудничество с международными судами, в которых США не участвуют (American Servicemembers Protection, 2002г.).
В этой связи власти США принимают серьезные меры к расширению числа стран, подписавших соглашение с США о непопадании американских граждан под юрисдикцию МУС. Вышеуказанные меры могут быть дополнены прямым применением силы «в случае угрозы американским гражданам со стороны Международного уголовного суда» (Hague Invasion Clause). Кроме того, документ обязывает США «не помогать оружием тем государствам, которые уже признали юрисдикцию этого органа». Может быть, у правила есть исключения?.
Грузия является участником Римского Статута, более того, Палатой предварительного производства МУС проводится расследование «вероятных преступлений, совершенных в Грузии во время войны 2008 года». Тем не менее, 21 ноября 2017 года «Госдепартамент США одобрил возможные продажи Грузии ракет Javelin и командных пусковых установок», которые «не нарушат основной баланс военных сил в регионе». И хотя окончательное решение еще за Президентом США, поставка Грузии – участнице Римского Статута — летального вооружения, выглядело бы как исключение из правил.
Однако, 14 ноября 2017 года на своем заседании Совет национальной безопасности США «одобрил предложение предоставить Киеву средства на покупку американского оборонительного летального вооружения, включая противотанковые ракеты Javelin». В свою очередь совместный план Пентагона и Государственного департамента предусматривает возможность передачи Украине противотанковых ракет и другого вооружения, в том числе — зенитных установок, беспилотников, контрбатарейных систем и средств ведения кибервойны. Данные поставки вооружения могут выглядеть менее спорными или «незаконными» с точки зрения США, так как:
— во-первых, прямого нарушения норм международного права и резолюций СБ ООН о запрете поставлять оружие стране, которая находится в состоянии войны, здесь нет, так как нет «состояния войны», а есть антитеррористическая операция;
— во-вторых, Украина, не являясь государством-участником МУС, на основе двух деклараций признала его юрисдикцию в конкретных ситуациях (в соответствии со ст. 12(3) Римского статута, и стала «ассоциированным членом МУС». То есть, приобрела обязанности, но не получила прав участника, в том числе – по преследованию военнослужащих и должностных лиц США в связи с их возможным причастием к событиям в Украине.
Вероятно, приведенные случаи и есть исключения из закона США.