Подтверждение в международном праве тенденции отказа от соблюдения международных соглашений

И.Ю. БЕЛЫЙ, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Военного университета

14 апреля 2018 года, военно-морские и военно-воздушные силы США, Великобритании и Франции нанесли удары крылатыми ракетами по ряду объектов на территории Сирийской Арабской Республики. Как следует из заявлений представителей этих государств, официальным поводом для атаки стало применение правительственными войсками Сирии химического оружия в Думе. Ракетные удары были нанесены без санкции Совета Безопасности ООН (в нарушение положений статей 24, 34,42,48,53 Устава ООН). Кроме того, по линии связи по предотвращению конфликтов между ВКС РФ и подразделениями коалиции под руководством США (предусматривающей взаимодействие по общим вопросам, согласованию воздушных и наземных операций) соответствующего «согласования» России не поступало, хотя, по утверждению представителя США Р.Диллона, «контакты между Соединёнными Штатами и Россией во время ударов по объектам на территории Сирии в ночь на 14 апреля поддерживались в нормальном режиме, … «линия связи по предотвращению конфликтов оставалась открытой». Применение ракетных ударов связывает сложившуюся ситуацию с бомбардировками вооруженными силами государств НАТО Югославии, Ирака, Ливии.

Современное международное право, не придавая исключительное значение какому-либо из основных своих принципов, позиционирует в этой связи особую актуальность взаимосвязанности трех из них: территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела государства, уважения прав человека. Фактические агрессивные действия явно свидетельствуют о существовании в международном праве тенденции отказа от соблюдения международных соглашений. Более того, данную тенденцию предпочитают «не замечать» в Организации Объединенных Наций: «Секретариат ООН не будет оценивать правомочность действий США, нанёсших ракетный удар по авиабазе в Сирии», — заявил официальный представитель Генсека ООН С.Дюжаррик. В свою очередь, Совет Безопасности ООН на заседании 14 апреля 2018 года не утвердил проект резолюции, осуждающей ракетные удары США и их союзников по Сирии.

В настоящее время какая-либо достоверная доказательственная база по факту применение правительственными войсками Сирии химического оружия в Думе отсутствует и международному сообществу не представлена, при этом таких доказательств не обнаружили ни специалисты российских подразделений РХБЗ, ни журналисты американского телеканала One America News Network, а специалисты ОЗХО еще не предоставили результатов своих расследований. Более того, имевшиеся ранее химические боеприпасы ранее были успешно вывезены из САР (2016г.), а Организация по запрещению химического оружия объявила о «полной ликвидации химического арсенала страны».

Неоправданное и необоснованное применение ракетных ударов против суверенного государства – члена Организации Объединены Наций является грубым нарушением Устава ООН, норм международного права и полностью подпадают под Определение агрессии, утвержденное Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 г., устанавливающее, что «будет квалифицироваться в качестве акта агрессии… бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства». При этом в Определении подчеркивается, что «никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного характера, не могут служить оправданием агрессии».

Российская Федерации твердо стоит на той позиции, что использование запрещенных видов оружия массового поражения не должно оставаться без последствий, при этом ответные меры «должны базироваться на однозначных и проверенными фактах и предприниматься в строгом соответствии с нормами международного права». Такая позиция служит реальным подтверждением того, что система международной безопасности, избегая влияния «конъюнктурных» тенденций, должна основываться на действующих общепризнанных принципах и нормах международного права. Пересмотр общепризнанных принципов и норм может быть осуществлен только международным сообществом в целом, а не ограниченным числом государств в одностороннем порядке.