НИКОГДА НЕ ОСТАНАВЛИВАТЬСЯ: 80 ЛЕТ В. П. АНТОНОВУ

Нам выпала честь поздравить с юбилеем замечательного человека и выдающегося ученого, который всю жизнь самоотверженно трудится на благо нашей Родины.

Владимир Петрович Антонов – кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры криминалистики Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, заслуженный юрист Российской Федерации, полковник юстиции в отставке, автор более 80 научных трудов.

Несмотря на свой солидный возраст, Владимир Петрович ведет активный образ жизни, интересуется современными изобретениями и открытиями, преподает на кафедре, делится опытом с молодыми поколениями.

СЕМЬЯ

С мамой 1941 г.
С мамой 1941 г.

Владимир Петрович Антонов родился 26 сентября 1937 года в Москве. Как он сам говорит о себе – «москвич в третьем поколении».

Дедушка Владимира Петровича, родом из Тамбовской области, был ремесленником. Молодым он приехал в Москву и начал заниматься изготовлением сундуков, кожаных портфелей. Дела его шли хорошо, и вскоре он стал мещанином. Затем взял в жены молодую крестьянку из Тверской губернии – бабушку Владимира Петровича.

Владимир Петрович с любовью рассказывает о своем дедушке, которого он никогда не видел, и о бабушке, которую хорошо помнит: «Дед служил, был в армии, но до Первой мировой войны не дожил. Во время революции 1905 года он попал под обстрел и погиб от ранения прямо в сердце. Бабушка осталась одна с детьми (а их было 10 человек) и беременная моим отцом, который родился уже в 1906 году. Бабушка всегда была крупной, статной. Я ее помню уже старенькой, но она и тогда была такая же».

Отец
Отец

Родители Владимира Петровича были из театральной среды: отец был театральным художником, мать – актрисой, поэтому маленький Володя знал многих актеров, часто видел их за кулисами. Родители работали в Московском драматическом гастрольном театре речного транспорта, а во время Великой Отечественной войны – в театре Санпросвета на Кировской. Когда во время войны все было закрыто, мама Владимира Петровича работала надомницей, шила детали военного снаряжения.

Отца Владимира Петровича призвали в армию. Он сопровождал эшелоны, которые везли на фронт личные составы и технику, и их часто бомбили. В результате очередной бомбежки в 1943 году отца Владимира Петровича контузило, и он был демобилизован и после этого до конца войны проработал на заводе художником-оформителем.

Детство Владимира Петровича прошло в районе Чистых прудов – в доме под номером 12а, где он родился.

«Мы жили на шестом этаже. Территория нашего дома была закрытая, потому что это был дом Министерства заготовок СССР, а окна наши выходили на служебные дома Министерства обороны. Внизу был клуб, в который мы ходили, там проводились занятия по военному делу. Именно поэтому я с малых лет знал, что такое оружие, противогазы и т. д. А напротив был кинотеатр “Колизей”, мы кино бегали туда смотреть», – рассказывает Владимир Петрович.

Владимир Петрович со смехом вспоминает, как «опытным» путем постигал в детстве что-то новое: как он, решив, что в отцовской фляжке молоко, глотнул из нее спирта и потом эту фляжку стороной обходил, или как его впервые ударило током, когда он полез голыми руками в розетку. Но, как говорит сам Владимир Петрович, «это все детские, не очень интересные воспоминания». Гораздо больше ярких воспоминаний осталось у Владимира Петровича со времени Великой Отечественной войны.

НЕДЕТСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

«Я очень хорошо помню, как началась война. 1941 год – мне всего 4 года. Я помню, как у всех взрослых людей, которые меня окружали, а у меня были две тетки, бабушка, дядя, отец с матерью, – вдруг у всех лица стали серьезнейшими. У всех – печать какого-то события на лице. Меня, как ребенка, поневоле тянуло плакать, глядя на них… – вспоминает Владимир Петрович. – Все очень внимательно слушали репродукторы, транслировавшие речь Молотова о том, что началась война. Речь звучала и на улице из громкоговорителей, поэтому дома как будто было эхо».

Наш дом
Наш дом

«Еще помню, – грустно добавляет Владимир Петрович, – как все стали клеить на окна бумажные ленты. Почему-то было мнение, что если где-то взорвется бомба, то могут разлететься осколки. Ерунда, конечно, что там бумажные полоски. Но, тем не менее, вот эти бумажные полоски, наклеенные крест-накрест, мне запомнились».

Осталось в памяти Владимира Петровича и то, что происходило, когда начали бомбить Москву. «Бомбоубежище у нас было внизу под домом, в котельной, – рассказывает он, – щелкал громкоговоритель, который никогда не выключался, начинала звучать сирена: “Граждане, воздушная тревога!”. Если я спал, меня будили, и мы все бежали вниз. Я помню, как меня трясло. Все боялись, а ребенок – тем более. Бомбоубежище, конечно, было ерундовое, одно название. Если что, мы бы все там погибли. Но не в этом дело. Дело в том, что мы сбегали туда все вместе, и все вместе ждали, когда дадут отбой».

Папа. 1932 г.
Папа. 1932 г.

Счастливый случай уберег Владимира Петровича, и в дом, где они прятались, бомба не попала. Зато недалеко от дома, на стороне «Колизея», упала бомба. В то время на Кировской (нынешней Мясницкой) был Генеральный штаб – там было все командование. В него и целились немцы. Однако бомба попала на бульвар, где были дорога и трамвайные пути. От дома Владимира Петровича это было почти в километре, но в его доме все стекла вылетели от взрывной волны. Эта бомба позднее напомнила о себе еще раз. В кинотеатре «Колизей» в самом центре зала висела огромная люстра, и в результате падения бомбы крепление этой люстры ослабло. Об этом никто не знал, и уже после окончания войны в ходе сеанса люстра оборвалась и рухнула прямо на людей.

Несмотря на то что шла война, в 1944 году Владимир Петрович пошел в первый класс средней специализированной школы № 313. В школу он ходил «как положено», однако сохранившиеся детские рисунки, на которых изображены бесконечные сражения русских с немцами, напоминают о том, какие трагические события омрачали то время.

С горечью говорит Владимир Петрович о том, что помнит и то, как приносили «похоронки», как приходили арестовывать, как людей увозили и их больше никто не видел.

Колизей. 1937 г.
Колизей. 1937 г.

Одним из радостных воспоминаний этих лет является посещение различных кружков в саду Милютина, который находился недалеко от дома. «В этом саду работа с детьми была очень интересная. Там и кино бесплатно показывали, и кружки там работали. Я, например, ходил в кружок судомоделирования – корабли делал, молотком, стамеской научился работать», – рассказывает Владимир Петрович.

Отчетливо осталось в памяти Владимира Петровича окончание войны. «По радио передавали, что Германия капитулировала. Я спал, мама меня разбудила и говорит: “Вовка, вставай! Победа! Победа!” И все такие радостные – целуются, обнимаются».

После войны родители Владимира Петровича вернулись к театральной деятельности, стали ездить на гастроли и летом брали сына с собой. «Году в 46-м родители взяли меня на лето на гастроли, я увидел очень интересные послевоенные места. Где я только не был – в Киеве, Харькове, Днепропетровске, Ялте, Севастополе», – вспоминает Владимир Петрович.

В 1948 году во время поездки с театром на Украину скоропостижно скончался отец. После его смерти мать оставила театр и стала работать кассиром в клубе им. Ногина.

НАЧАЛО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ

В 1951 году дом, в котором жил Владимир Петрович, стали расселять – его полностью заняло Министерство заготовок СССР, и Владимир Петрович переехал на новое место жительства на Соколе. Там он пошел в школу № 654, которую закончил в 1954 году.

После школы Владимир Петрович решил стать военным, мама и тетя поддержали его решение. «Я через военкомат поехал поступать в Ростовское высшее артиллерийское училище. В то время это было первое ракетно-артиллерийское училище в СССР. Мы приехали туда, нас распределили, мы стали сдавать экзамены. Я сдал экзамены – не все на отлично, были четверки. А потом нас вызывает мандатная комиссия и объявляет, что принять нас не могут, потому что прибыло много курсантов из суворовских училищ, которых принимали вне конкурса».

Тогда Владимир Петрович забрал документы и вернулся в Москву. «Не заходя домой, я поехал в военкомат, где мне предложили поступать в Алма-Атинское десантное училище. После этого я пришел домой и рассказал, что уезжаю в Алма-Ату. Помню, дядька еще был жив. Он и говорит: “Ты бы еще водолазом пошел! Иди-ка ты лучше в техническое училище”. Пришлось мне вернуться в военкомат и сказать, что в десантное училище я ехать не хочу, а если меня откажутся перенаправить, я буду Министру обороны СССР Н. А. Булганину жалобу писать, что мне учиться не дают. Вот меня и отправили в Горьковское военное училище связи», – делится Владимир Петрович малоизвестными фактами своей биографии.

В 1957 году Владимир Петрович окончил училище и до 1964 года служил в Германии – сначала радиотехником батальона связи, потом – командиром звукоотряда.

 

ТАНЕЦ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

Во время обучения в Горьком в день учителя, 5 октября 1956 года, Владимир Петрович познакомился со своей будущей супругой – Нонной Алексеевной. «Помню, как Нонна пригласила меня танцевать, – вспоминает Владимир Петрович, – а я выпендривался, сказал, что не умею, хотя танцевал я отлично. Она растерялась. Смотрю, у нее глаза начинают слезами наливаться. Я и согласился. Так мы весь вечер и протанцевали».

После этого Владимир и Нонна вместе участвовали в самодеятельности, играли в спектакле про стиляг «Нам с ними не по пути».

«По окончании училища я уехал в Германию, Нонна заканчивала педагогическое училище. А когда я приехал в отпуск в 1958 году, мы расписались. Так что в следующем году отпразднуем бриллиантовую свадьбу – 60 лет», – с трепетом говорит Антонов.

ПОВОРОТЫ СУДЬБЫ

Занятие по видеосъемке
Занятие по видеосъемке

В один из дней 1957 года, когда Антонов служил радиотехником батальона, его вызвал командир и сказал, что назначает его дознавателем. Так Владимир Петрович впервые поехал на сборы дознавателей, где познакомился с военными следователями и военными прокурорами.

«И как-то так получилось, что я сразу начал вести дознание. Одно дознание, второе – и в дивизии я стал известен как толковый дознаватель».

«В то время прокурором армии был Петр Иванович Сумороков, так он меня запомнил. И когда потом я приехал учиться, оказалось, что его назначили начальником факультета. Помню, собирают первый курс, он на меня смотрит и говорит: “А ты-то тут что делаешь? Тебе чему тут учиться, ты же и так работаешь?”».

«В 1964 году, когда я на первом курсе Академии учился, вызывает меня Петр Иванович и говорит, что в следственную часть прокуратуры РСФСР требуется военный следователь. Вот так и получилось: все после занятий идут домой отдыхать, а я беру портфель и в следственную часть – и день, и ночь там фактически проводил».

За время работы в следственной части Владимир Петрович познакомился со многими замечательными людьми, зарекомендовал себя специалистом на все руки, так как уже в то время владел фотографией, умел снимать кино. Владимир Петрович, вспоминая тот период, говорит, что он был «очень тяжелым и очень интересным».

Рисунок для стенгазеты
Рисунок для стенгазеты

Антонов закончил Академию с золотой медалью и имел право выбора места службы. Сначала он остался работать в центре по окружным делам, а потом его перебросили в Дзержинскую прокуратуру в Нижнем Новгороде. В его ведении были радиотехнические, ракетные и авиационные части в Горьковской, Кировской, Костромской, Архангельской, Ивановской, Тамбовской, Владимирской областях, Чувашии, Мордовии, Моршанске, Тамбове…

«Вот сколько у меня было зон обслуживания – все время приходилось мотаться. То на самолетах, то на поездах, то на катере, то на машинах. В Нижнем мы сперва жили у тещи с тестем, потом у бабушки, а потом мне дали двухкомнатную квартиру. Домой я обычно приезжал в субботу вечером и, если везло и никуда не вызывали на следующий день, то я уезжал в понедельник еще на неделю. Не знаю, как Нонна это выдержала, почему не бросила и не ушла, ведь дома меня не бывало. А у нас на тот момент уже двое сыновей было, и младший часто болел, приходилось по врачам его таскать», – делится личным Владимир Петрович.

В Нижнем Новгороде Владимир Петрович прослужил до 1970 года.

НОВАЯ СТРАНИЦА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

«В 1970 году Абрамин Василий Никитович нашел меня и говорит: “Я хотел бы, чтобы ты поступил в адъюнктуру”. Я не был готов, не занимался. Но многие мои друзья – и Леонов, и Романов, и Мацкевич – уже были адъюнктами и стали подбадривать меня, уговаривали вступить в их ряды. Я подумал, что три года в адъюнктуре – не так уж и много, плюс следственная работа без выходных меня уже замотала. В общем, принял я решение поступать и поступил на кафедру криминалистики».

В 1973 году Владимир Петрович защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук, после чего был назначен заместителем начальника кафедры криминалистики.

«После защиты вызвали меня Ножкин и Катышкин и сказали, что хотят назначить меня заместителем начальника кафедры, что Абрамин меня рекомендует. Несмотря на то что на эту должность были и претенденты постарше, Абрамин верил, что из меня толк выйдет. И я согласился».

В 1974 году состоялся первый прием курсантов. Среди учеников Владимира Петровича много тех, чьи фамилии сейчас у нас на слуху – Кислицын, Фридинский, Савенков, Фролов и многие другие. «Всех и не перечислишь – председатели военных округов, коллегий военных судов, судьи», – говорит он, смеясь.

Кафедра криминалистики. 1975 г.
Кафедра криминалистики. 1975 г.

В 1976 году В.П. Антонов возглавил кафедру криминалистики военно-юридического факультета Военного Краснознаменного института Министерства обороны.

В период руководства кафедрой Владимир Петрович являлся членом методического совета Главной военной прокуратуры. «Был отдел по особо важным делам, следователи которого вели дела общесоюзного значения. Часто они обращались к командованию, выписывали меня в командировки – я оказывал им профессиональную помощь в криминалистике».

За рабочим столом.
За рабочим столом

В.П. Антонов участвовал в расследовании многих громких дел, оказывал помощь при проведении различных экспертиз, выезжал на сложные дела, связанные с катастрофами, неоднократно принимал участие в погружениях для подводных поисков трупов. «Было ли мне страшно? Страх есть у каждого человека. Но когда есть цель, когда ты выполняешь какую-то задачу, легче перебороть этот страх, потому что надо получить результат, найти доказательства».

Одним из наиболее запомнившихся дел Владимир Петрович считает дело банды Шутова. «Очень интересно происходило задержание, мы использовали мобильную связь, что не было привычным для того времени».

«С тех пор появилось огромное количество технических средств, но те доказательства, которые получаются с их помощью, плохо используются – мы какие дела ни возьмем: или вернули на доследование, или не сумели доказать, или непонятен результат по делу».

С сожалением отмечает Владимир Петрович, что «каким-то неуловимым образом качество доказывания ухудшается». «Сейчас, в условиях дефицита времени, постоянно пытаются найти упрощенные способы, а доказывание – это процесс сложный. Можно сказать, креативный. Требует хорошего логического мышления, больших знаний, воображения, умения использовать технические приемы, знания способов совершения преступлений и, конечно же, глубочайшей убежденности в правоте своего дела, в поиске истинной правды».

ВСЕСТОРОННЯЯ ПОДГОТОВКА

Еще в 1974 году, когда создавалась кафедра криминалистики, руководство института с пониманием отнеслось к тому, что подготовка военных следователей отличается от подготовки гражданских следователей, в связи с этим делались интересные методические открытия.

Начальники кафедр на плацу. 1975 г.
Начальники кафедр на плацу. 1975 г.

«Мы очень тщательно готовили преподавателей. Не было такого, чтобы кто-то из преподавателей специализировался на чем-то одном. Все преподаватели знали всю криминалистику», – с гордостью рассказывает Владимир Петрович.

«Когда военный следователь выпускается, попадает на работу в армейские условия, ему самому приходится решать все вопросы – и технические, и вопросы тактики, методики, привлечения специалистов, назначения экспертиз. Поэтому он должен обладать комплексом всесторонних знаний, умений и навыков. И преподаватель, если он преподает криминалистику, должен знать всю криминалистику – и технику, и тактику, и методику, знать экспертологию и судебную медицину, чтобы ответить на любой вопрос курсанта».

Лучшие следователи органов прокуратуры

Когда на кафедру приходил молодой преподаватель, он фактически начинал с того, что был курсантом – присутствовал на заседании методической комиссии, на методических занятиях. «Даже самые опытные преподаватели, которые приходили к нам с больших должностей, пройдя огромную школу, тоже проходили весь этот путь. Например, Игорь Андреевич Гамалеев. Он был следователем по особо важным делам при главном военном прокуроре, заместителе прокурора войск Чехословакии. Когда он пришел к нам – тоже не гнушался и прошел весь этот путь. Курсанты всегда восхищались тем, как тонко, правильно, методически верно он подает материал. Мы как-то работали с ним вместе, и я сам видел, как он вдумчиво, въедливо осматривал место происшествия. Я просто любовался тем, как человек не просто осматривает, а пытается смоделировать ситуацию. Была построена целая картина, модель всего преступления на основании одной только детали», – делится своими воспоминаниями Владимир Петрович.

Одним из значительных достижений своей деятельности на кафедре криминалистики Владимир Петрович считает создание так называемой системы закольцовки – системы наиболее близкого общения с обучаемыми, когда группы делились на 12 человек с полным техническим обеспечением средствами обучения.

Делегация с Кубы.
Делегация с Кубы

«В то время не было проекторов, которые есть сейчас, но везде стояли киноаппараты, и мы снимали кино, курсантов обучали – на кафедре создано много учебных фильмов, которые до сих пор применяются в учебном процессе, их с удовольствием используют и в других вузах».

На кафедре также велась рационализаторская работа – курсанты активно в ней участвовали, и кафедра неоднократно завоевывала первое место в Вооруженных Силах по рационализаторской работе.

В.П. Антонов и Ю.К. Леонов
В.П. Антонов и Ю.К. Леонов

С огромным воодушевлением рассказывает Владимир Петрович о двух изобретениях, сделанных на кафедре: «Первое изобретение – баллистическая лаборатория, над созданием которой мы с коллегами долго ломали голову, ездили в академию МВД перенимать опыт. И однажды ночью мне приснилось, как и что надо сделать. Получилась у нас великолепная лаборатория без сложных технических устройств. Второе изобретение было сделано в ходе расследования дела о нападении бандитов на инкассаторов. Среди нападавших были два милиционера, один работник КГБ и один военнослужащий, поэтому дело попало в военную прокуратуру. Нам пришлось проводить очень интересный следственный эксперимент – в тире мы исследовали, можно ли по россыпи гильз определить местонахождение стрелявшего. Мы установили закономерности, угол разворота, как стрелял человек, и на основании этого написали работу. Мы получили авторское свидетельство на изобретение, которое и по сей день используется на практике».

На Медео
На Медео

Сотрудники кафедры криминалистики коллективным трудом разрабатывали не только новые технические средства, но и определенные алгоритмы работы. Владимир Петрович отмечает особый вклад Юрия Константиновича Леонова, который очень многое сделал для кафедры.

«В частности, нами был разработан алгоритм, который мы назвали “ОЗИСИ” по аббревиатуре «обнаружение, закрепление, изъятие, сохранение, исследование» – данный метод работы с доказательствами только у нас на кафедре изучается. Каждый курсант получает знания о том, как действовать с тем или иным видом следа, документа, каким образом с ним работать – последовательность, алгоритм, почему и как получается конечный результат и как его можно использовать для построения версии», – рассказывает Антонов об одном из многочисленных достижений кафедры.

ВСЕГДА В СТРОЮ

В настоящее время Владимир Петрович является членом Общественного совета Главного управления Следственного комитета по г. Москве, ведет преподавательскую деятельность в Военном университете, по-прежнему выезжает на места происшествий, ведет научную работу.

Владимир Петрович всегда готов дать профессиональный совет, помочь своим ученикам и коллегам. «Ко мне много обращаются, я всегда даю свой почтовый адрес и говорю: “Будут вопросы с оценкой доказательств, с применением техники, необходимостью назначения той или иной экспертизы, обращайтесь, я всегда открыт”».

Своим главным увлечением Владимир Петрович называет учебу. «Учусь. Пытаюсь осваивать новое. Если ты остановишься, перестанешь думать, читать, искать материал в Интернете, изучать новое в технике – ты остановишься и потеряешь очень много. А я боюсь отстать».

Молодым поколениям, безусловно, стоит брать пример с Владимира Петровича Антонова, который в свой 80-летний юбилей говорит: «Останавливаться не собираюсь».

Редакция журнала «Вестник военного права» поздравляет Владимира Петровича с юбилеем и желает ему крепкого здоровья, неиссякаемого запаса энергии и множества новых идей!