Интервью с директором Департамента претензионной и судебно-правовой работы Министерства обороны Российской Федерации действительным государственным советником Российской Федерации 2 класса кандидатом юридических наук Н.В.Елиной

Наталья Владимировна, спасибо, что согласились дать интервью и рассказать о жизни Департамента претензионной и судебно-правовой работы Министерства обороны Российской Федерации (далее – Департамент) «изнутри». Когда и с какой целью был создан Департамент?

Н. В. Елина: Департамент претензионной и судебно-правовой работы был создан в Министерстве обороны Российской Федерации в 2010 году. При создании на Департамент возлагались функции по правовому сопровождению договорной работы, ведению претензионной работы и представительству в арбитражных судах и судах общей юрисдикции.
По прошествии времени Департамент начал также осуществлять защиту интеллектуальных прав Российской Федерации и правовое сопровождение процессов в международных судах.

Каким образом формировалась структура Департамента?

Н. В. Елина: При формировании структуры Департамента ставилась задача создать единую цепочку размещения заказа для государственных нужд, которая позволила бы контролировать и пошагово учитывать процесс размещения – от проекта государственного контракта до его завершения, включая срок исковой давности – это необходимо для того, чтобы оценить «последствия» размещения, заключения и исполнения контракта.

Какие действия были предприняты для создания упомянутой Вами единой цепочки размещения заказа?

Н. В. Елина: В первую очередь договорной отдел Департамента занялся разработкой типовых форм государственных контрактов с целью привести к единообразию размещение заказа всеми органами военного управления. Впоследствии эти формы были утверждены в Министерстве обороны Российской Федерации.
В процессе создания типовых форм основной задачей было максимально исключить возможность наличия коррупционной составляющей, учесть судебную практику и особенности предмета контрактов Министерства обороны Российской Федерации, а также определить основные, принципиальные позиции, наличие которых обязательно в контракте (например, порядок приемки, ответственность и т. д.).

Такой скрупулезный подход к правовой экспертизе контрактов поражает в приятном смысле этого слова.

Н. В. Елина: А как же может быть иначе? Ведь все наши контракты так или иначе направлены на обеспечение обороноспособности и безопасности государства. Нередко от других федеральных органов исполнительной власти в адрес Министерства обороны Российской Федерации мы слышим саркастические замечания «ну конечно, вы же особенные». На это мы можем ответить только одно: «Да, мы особенные». Именно поэтому сотрудники Департамента крайне скрупулезно подходят к правовой экспертизе каждого контракта. Министерством обороны Российской Федерации заключаются все известные гражданскому законодательству контракты, и предмет их крайне разнообразен.

Что происходит с типовыми формами контрактов в случае внесения изменений в законодательство Российской Федерации?

Н. В. Елина: В ходе деятельности типовые формы уточняются с учетом выявления «слабых звеньев» в контрактах, изменения законодательства или меняющихся реалий.
Более того, часто именно Министерство обороны Российской Федерации в лице Департамента как раз и является «автором» изменений, вносимых в законодательство. Например, сотрудники Департамента совместно с другими органами военного управления подготовили проект Федерального закона № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе».
Потребность осуществления работы в русле нормотворчества продиктована, среди прочего, анализом исполнения контрактов.

Наталья Владимировна, Вы не могли бы привести конкретный пример, когда те или иные недочеты были выявлены в результате анализа исполнения контрактов? Как устранялись эти недочеты?

Н. В. Елина: Например, в ходе исполнения контрактов была выявлена системная проблема, такая как распределение авансов головными исполнителями. Складывалась абсурдная ситуация, при которой Министерство обороны Российской Федерации авансировало значительные суммы на выполнение контракта, а в итоге оставалось с неисполненными обязательствами и контрагентами с истраченными авансами на более насущные проблемы. Подобную ситуацию позволили переломить изменения, касающиеся «отдельного счета», который используется при авансировании и на котором видны движения денежных средств, что позволяет Министерству обороны Российской Федерации (как заказчику) не только отследить, на что расходуется аванс, но и проанализировать, насколько обоснован его размер.
Вместе с тем, правовая экспертиза проектов контрактов, осуществляемая Департаментом, позволяет осуществлять заключение контрактов в строгом соответствии с действующим законодательством.

Остаются ли на сегодняшний день какие-то вопросы, препятствующие эффективному размещению заказов для нужд обороны и безопасности государства?

Н. В. Елина: К сожалению, несмотря на все предпринимаемые Министерством обороны Российской Федерации усилия, направленные на максимально эффективное размещение заказа для нужд обороны и безопасности государства, временами встречаются недобросовестные контрагенты, а порой и откровенные мошенники, для которых жажда наживы превалирует над патриотизмом и правовым сознанием, а иногда и над здравым смыслом.

Что происходит в случае выявления недобросовестных контрагентов?

Н. В. Елина: При обнаружении недобросовестных контрагентов встает вопрос о необходимости организации претензионной работы, а именно подготовки претензий в адрес этих контрагентов либо соглашений о расторжении контрактов.
Хочу отметить, что данная работа требует кропотливости и крайней внимательности. С учетом того факта, что на сегодняшний день соблюдение досудебного порядка урегулирования спора стало обязательной процедурой, предшествующей подаче иска в суд, без данной работы в принципе невозможна реализация законного права Министерства обороны Российской Федерации на отстаивание интересов в суде. Не менее важна и правовая экспертиза соглашений о расторжении контрактов, так как правоотношения сторон после подписания подобных соглашений прекращаются и соответственно в них должны быть прописаны все детали, чтобы расторжение не привело к нарушению интересов Министерства обороны Российской Федерации или не нанесло ущерб бюджету Российской Федерации.

Наталья Владимировна, как вышеперечисленные меры реализуются на практике?

Н. В. Елина: Возьмем хотя бы категорию дел, связанную с неосновательным обогащением по договорам, заключенным в нарушение законодательства либо вовсе в отсутствие договорных обязательств.
Так, например, в 2011 – 2013 годах в производстве арбитражных судов различного уровня в регионах Российской Федерации находилось более 100 арбитражных дел по исковым заявлениям предприятий о взыскании с Министерства обороны Российской Федерации задолженности за произведенные работы по промывке систем теплоснабжения и канализации на значительную сумму.
Между тем в ходе подготовки к арбитражным процессам сотрудниками Департамента было установлено следующее:
– отсутствие факта выполнения работ;
– отсутствие у соответствующих предприятий мощностей и производственного ресурса для проведения данного вида работ;
– сговор должностных лиц учреждений, подведомственных Министерству обороны Российской Федерации, с должностными лицами организаций, при подписании первичных оправдательных документов о сдаче и выполнении работ, содержащих недостоверные сведения;
– предъявление требований о взыскании неосновательного обогащения за пределами срока исковой давности либо по истечении 2 – 2,5 лет, что лишало Министерство обороны Российской Федерации возможности экспертного подтверждения отсутствия данных работ, так как экспертным путем невозможно установить, какие работы проводились столь долгое время назад;
– представление организациями, заявившими требования к Министерству обороны Российской Федерации, подложных первичных документов.
В результате проведенной работы представителями Департамента было установлено, что все представляемые истцами документы составлены, как говорится, «под копирку», содержат подписи одних и тех же лиц со стороны исполнителя работ. Также было выявлено, что в различных регионах Российской Федерации исковые заявления по данной категории дел подаются одними и теми же организациями, зарегистрированными в г. Москве и Московской области и возглавляемыми одними и теми же гражданами.

За последние годы были случаи, аналогичные тому, о котором Вы сейчас рассказали?

Н. В. Елина: В качестве примера могу привести случай, когда в 2016 – 2017 годах «Организация» (давайте ее так условно назовем) предъявила в арбитражные суды различных регионов порядка 200 исковых заявлений с требованием о взыскании с Министерства обороны Российской Федерации значительной суммы якобы существующей задолженности по договору обслуживания за пустующий жилой фонд.
При анализе документов и сборе доказательств отсутствия задолженности было установлено, что требования «Организации» незаконны и не обоснованы.
Так, представителями Департамента в суд были представлены доказательства о заселенности жилых помещений. Следовательно, судами было установлено, что жилой фонд не являлся пустующим в заявленный период.
Более того, заключенный договор не предусматривал оплату оказанных услуг со стороны Министерства обороны Российской Федерации, так как являлся безвозмездным.
В связи с этим суды пришли к выводу об отсутствии задолженности у Министерства обороны Российской Федерации и отсутствии затрат у «Организации» на содержание пустующих жилых помещений, так как все затраты оплачивались нанимателями жилых помещений.
Таким образом, удалось предотвратить незаконное изъятие средств из бюджета Российской Федерации и сформировать арбитражную практику в пользу Министерства обороны Российской Федерации на уровне высших судебных инстанций.
Подобные дела находятся на строгом контроле в Департаменте, сотрудники Департамента выявляют подачу подобных исковых заявлений юридических лиц на всей территории Российской Федерации и обеспечивают участие представителей Министерства обороны Российской Федерации во всех судебных заседаниях.

Часто встречаются такие примеры?

Н. В. Елина: На настоящий момент подобных примеров существует немало. Также Министерство обороны Российской Федерации нередко сталкивается и со случаями, когда муниципальные власти «не против» распорядиться федеральными землями, предоставив их в аренду, а в последующем – в собственность коммерческих структур.

Наталья Владимировна, данная проблема существовала ранее? Скажем, 20 лет назад?

Н. В. Елина: К сожалению, в более ранние периоды (1990-е – 2000 годы), имели место случаи недостаточного контроля со стороны соответствующих должностных лиц (пресловутый человеческий фактор) за сохранностью и использованием по назначению вверенного им федерального имущества.
Так, после реорганизации квартирно-эксплуатационных частей, которые держали на балансе соответствующее имущество, стали известны случаи, когда начальники квартирно-эксплуатационных частей (КЭЧ) распоряжались федеральным имуществом, не имея на это полномочий, а также в отсутствие согласия Министерства обороны Российской Федерации на передачу имущества сторонним организациям.
В одном из регионов начальник КЭЧ просто безвозмездно передал в собственность коммерческой организации два объекта недвижимости, которые, по его мнению, стали не нужны Министерству обороны Российской Федерации, а организации нужны для ведения хозяйственной деятельности и размещения офиса.
Им же были переданы в аренду несколько крайне дорогих земельных участков в центре города для строительства на них жилых комплексов. Данные договоры были признаны судами ничтожными, но, вместе с тем, квартиры в домах были проданы физическим лицам.
Конечно, с юридической точки зрения данные строения являются самовольными постройками и подлежат сносу, но с человеческой точки зрения приходится учитывать интересы дольщиков – покупателей квартир.
Данные случаи не единичны, и при участии в подобных процессах должностные лица Министерства обороны Российской Федерации должны уметь проявить тактичность и «балансировать»: и государственные интересы отстоять, и избежать «социальной напряженности» и общественного резонанса.
Проблемные вопросы также имеются и с незаконным использованием лесного фонда Министерства обороны Российской Федерации, отсутствием у садовых некоммерческих товариществ и гаражно-строительных кооперативов правоустанавливающих документов на землю, которые мотивируют это тем, что «нам в свое время разрешили и мы имеем права на землю».
С учетом подобных «нюансов» сотрудники Департамента должны быть не только высококвалифицированными юристами, но еще и дипломатами.

Какие направления деятельности, помимо перечисленных выше, являются приоритетными для Департамента?

Н. В. Елина: Одно из важнейших направлений деятельности Министерства обороны Российской Федерации связано с судебными спорами по вопросам прохождения военной службы и обеспечения положенными видами довольствия, жилищными спорами, возмещением материального и морального ущерба и т. д.
За 2011 год (первый полный год работы Департамента), в гарнизонные военные суды военнослужащими было подано более 100 тысяч исков о нарушении их прав. В настоящее время количество таких споров уменьшилось более чем на 90 %.

Благодаря чему удалось достичь столь значительного снижения этого показателя?

Н. В. Елина: Немаловажным фактором, способствующим такому снижению, является проведение обширной досудебной разъяснительной и воспитательной работы в воинских частях, в рамках которой до военнослужащих доводятся положения законодательства Российской Федерации, касающиеся прохождения военной службы и различных социальных гарантий, которые им должны быть предоставлены.
Также нельзя не принять во внимание работу Департамента с обращениями граждан, в ответах на которые содержится квалифицированный юридический анализ проблемы и приводится досудебный способ ее разрешения.

Наталья Владимировна, в СМИ периодически появляется информация о том, что граждане незаконно занимают жилой фонд Министерства обороны Российской Федерации. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Н. В. Елина: В Министерстве обороны Российской Федерации организована работа по выселению в судебном порядке граждан, незаконно занимающих специализированный жилой фонд Министерства обороны Российской Федерации. Благодаря проведенным мероприятиям большое количество квартир на всей территории Российской Федерации вновь готовы для предоставления военнослужащим.

В русле своей деятельности Департамент взаимодействует с какими-либо органами власти или занимает обособленную позицию?

Н. В. Елина: Безусловно, в ходе своей деятельности Департамент не находится в «автономном плавании», а активно взаимодействует как с органами военного управления, так и со многими федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации.

С какими, например?

Н. В. Елина: Например, в процессе совершенствования правовой основы деятельности Министерства обороны Российской Федерации, подготовки предложений по совершенствованию федерального законодательства в области обороны Департамент ведет работу с Государственной Думой Российской Федерации, Правительством Российской Федерации, Аппаратом Президента Российской Федерации, с Министерством юстиции Российской Федерации.
Также Департамент на постоянной основе участвует в рассмотрении дел в Верховном Суде Российской Федерации, в том числе в судебных заседаниях Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации, благодаря судебным актам которой сформирована практика по различным вопросам, возникающим практически во всех сферах, касающихся военной службы.

Наталья Владимировна, Вы не могли бы привести пример положительной для Минобороны России судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по спорам с участием Департамента?

Н. В. Елина: С удовольствием. Так, к примеру, Верховный Суд Российской Федерации поставил точку в вопросах, подлежащих обсуждению и доказыванию по спорам о приватизации жилых помещений. Как указал Суд, проверке подлежит не только определение статуса жилого помещения – служебное оно или нет, но и наличие прав гражданина на получение квартиры по линии Министерства обороны Российской Федерации.
В результате изложенной позиции Верховного Суда Российской Федерации на всей территории Российской Федерации существенно уменьшились случаи передачи в судебном порядке квартир военного ведомства лицам, не имеющим на это законных прав.
Также нельзя не отметить, что при рассмотрении споров (как по экономическим вопросам, так и по делам военнослужащих) Верховный Суд Российской Федерации крайне внимательно подходит к оценке всех обстоятельств, тем самым исключая «формальный подход».

В завершение нашей беседы позвольте задать Вам такой вопрос: как бы Вы охарактеризовали сотрудников Департамента? Какие личные и профессиональные качества они проявляют в повседневной деятельности?

Н. В. Елина: В первую очередь хочу отметить, что сотрудники Департамента уделяют большое внимание корпоративной этике и правилам поведения. Вместе с тем, сотрудники поддерживают на высоком уровне имидж сотрудников Министерства обороны Российской Федерации.
В повседневной деятельности сотрудники Департамента всегда доброжелательны, корректны, внимательны и терпимы в общении с гражданами и коллегами, ведь каждый из них мотивирован на достижение единой цели – защиты законных прав и интересов Российской Федерации в лице Министерства обороны Российской Федерации.
Единство и взаимовыручка сотрудников Министерства обороны Российской Федерации могут служить отличным примером для государственных служащих иных органов власти.